Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:38 

Все мы ищем кого-то.
Того особенного человека, который заполнит некую пустоту в нашей жизни. Того, кто предложит дружеское общение, или помощь, или чувство защищённости.
Иногда, если очень упорно искать, можно найти того, кто даст всё это разом.
Все мы кого-то ищем, и когда не находим, можем лишь молиться, чтобы они нашли нас.

21:59 

это случится с нами седьмого числа…
в месяц любой абсолютно любого года:
будет стоять чудеснейшая погода…
ты мне откроешь дверь: «входи, раз пришла…»
я и войду – скину шубу..., пальто…, нет – плащ…
или не скину…, поскольку, быть может, лето…
буду стоять в коридоре (включил бы свет-то!)
робкой такой, хорошей… (смотри и плачь!)
ты пригласишь меня в кухню:
- лате? мате?
-чай и одна конфетка (прости – диета)
мы поиграем с тобой в города на «т»:
таллинн, торжок, тольятти…. улан-удэ…
что? не на «т»?.. да бог с ним… не важно это…
слушай, давай сыграем в слова на «эль»….
- любишь?
- люблю…
ладони, лодыжки, ласки,
лепет, либидо, ландыши…. лажа… лель…
-кто этот лель?
- да есть там один… из сказки…
…дальше?... а дальше сюжет неизвестен, нет…
хочешь – добавим парочку сигарет,
десять минут молчания.., долгий путь
к двери входной от кровати… и что-нибудь
в духе романа митчелл (чтоб аж до слёз) –
«скарлетт смотрела на ретта, как верный пёс…»
…точно!.. давай представим: просторный зал..,
батлер сжал руку скарлетт и так беспечно,
так неподумав сказал: «останься навечно!»…
…нет, лучше так: подумал.., но не сказал…

21:59 

какой смысл
ломать эту комедию,
если всё равно однажды
дождливым утром
мы наберём давно стёртый
с телефона, но навеки оставшийся
в нашей памяти номер,
и виноватым продрогшим голосом
признаемся:
«а знаешь, без тебя как-то не клеится...».

21:58 

утром шнуруешь и кеды, и нервы,
душу в наушники бережно прячешь,
держишь в себе миллиграмм атмосферы.
но
пока стены бледнеют и плачут
прямо в ладони твои спелой вишней,
осень из кранов неистово льётся,
кто-то тебя в каждом зеркале ищет,
кто-то тебе консервирует солнце.

21:58 

очень нужно уже приучить себя быть счастливой:
засыпать легко,
не перебирать воспоминания до рассвета,
пить кофе утром без сахара,
говорить красиво,
писать красиво,
и никого, никого не корить за это.

очень нужно приучить себя быть до края,
быть сейчас и здесь,
наполненной и прекрасной.
очень нужно хотя бы пробовать жить играя
в реальность,
не ежеминутно, но ежечасно,

проверяя на прочность границы, стирая цели,
пробуя разное -
может хоть что-то выйдет?
очень нужно приучить себя успевать, то что не успели
другие
и видеть то, что они не видят.

очень нужно хотя бы пробовать быть счастливой,
чтобы детям своим
улыбаться легко и гордо.
я уже умею - смотри - говорить красиво,
писать красиво.
не умею одно: не любить тебя,

это то все и портит.

21:58 

мальчик без имени, фамилии, отчества -
врожденное одиночество.
с губами, как лучшее полусладкое.с глазами - безумное творчество.
любовь для него - притворство.( я зову его черствым ), обижается.
возомнил себя взрослым.
*
мальчик без имени, фамилии, отчества -
талантливое одиночество.
сплошное тщеславие,
толпы дурочек исполняют его пожелания.
целятся в мысли, в печальное детство,
а мне б пристрелить его прямиком в сердце.
чтобы не дергало и не ломало
от сообщений : "мне тебя мало".
"я тобой восхищаюсь".
с трудом улыбаюсь.
с ответом : не надо мне этого.
только люби меня.
самую малость.

21:57 

молчать о тебе максимально громко.
пока не улягусь в гроб.
нервом хранить под зубной коронкой
из золота высших проб.
и если забуду фио и адрес,
а также родную речь –
я запишу на руке твой абрис
и партитуры встреч.
гортань и легкие раскурочив,
подхватывая орви,
я буду молчать о тебе - громче
горланящих
о любви.

21:57 

иногда я звоню тебе и ты там никак не подходишь,
и тогда я волнуюсь: а вдруг ты совсем потерялся?
вдруг ты нашел себе что-то и переводишь
теперь свои рельсы внутрь чужого пространства?
вдруг не узнаешь теперь, если меня увидишь,
пройдешь эдак мимо, не оставляя уже ни шанса,
сказать тебе - эй, я звонила, говорят, ты уехал в питер...? -
ну или хотя бы просто по-дружески попрощаться.
иногда я звоню тебе, но никто не снимает трубку
и это даже ужаснее, чем "абонент недоступен":
я думаю, вдруг ты встретил ее и сейчас задираешь юбку,
гладишь по бедрам и думаешь - "вот же суки,
черт ли их дернул звонить в это самое время,
когда я так прекрасно и так окончательно занят?"
я жду шесть гудков, отключаюсь, вытаскиваю батарею
из телефона и думаю - ну ладно, может быть у него экзамен,
переговоры, вызвал начальник и снова утюжит уши -
мол, жду три плана к четвертому мая...
мои тоска и тревога стихают, становятся глуше,
и я говорю - конечно, я все понимаю...
иногда я звоню тебе, а там... да, железная леди.
говорит - ты вне доступа, говорит - позвоните позже,
а я отвечаю - что вы хотели этим
сказать? когда я его чувствую кожей...
и я знаю, вряд ли когда-нибудь будет позже
и я знаю, что вряд ли когда-нибудь будет можно
и я знаю, что нет никого, никого дороже.

иногда я звоню тебе.
да, иногда звоню.

21:56 

я числила его в «очередных», «бывших», «перелюбленных» в прошлом.
забывала запах в чужих, однодневных, «попробовать можно».
я стирала с себя его дни, поцелуи, дыхание в шею,
клятвы, в этой нелепой любви: прогоняю, взрослею, слабею.
от него у меня ярлычок – принадлежности существования,
не лечимый сердечный порок – недостаточность понимания.
в нем первичный признак любви – в многоточии повседневности.
диабетом свиданий в крови — его глупой бессмысленной ревности.
я хотела заставить его любить – сумасшедше, отчаянно, боязно.
научить собой всегда дорожить – уезжая автобусом, поездом.
отравилась ядом в чужих губах — отравила его резкой болью:
стекловатой в бездушных мужских руках — расплатилась наличной любовью.
его карие, с цинковым огоньком, переводят часы, бьют на вдохе.
после них, мои вещи пропитаны табаком, я ищу их оттенок в кофе.
ты такой особенно-первый внутри, костью встал — баррикадой в горле.
так нахально с издевкой «терпи, терпи, как любила трогать чужое».
от него дрожь в коленках и сладко щемит, я лежала с ним голой в кровати.
где-то в тумбочке бережно письма хранит, исполнение моих Кондратий.
он на голову выше, умней, веселей — на прощанье целует в лоб
он из самых счастливых прожитых дней — разделяющий гранью столб.

21:53 

н е в е с о м о с т ь.
сквозь клеточки.
по сосудам.
яркими огоньками мигают датчики.
где-то там выдают ссуды
и желают друг другу удачи
обычные люди.
хранят глубоко внутри тайны.
по туннелям летят старые электрички.
мой же путь лежит к станции орбитальной
через толщину просторов космических.
по телевизору наверняка программы вечерние
люди хотят только счастья.
только мира.
еще в порядке система жизнеобеспечения
и на ужин снова пища сублимированная.
н е в е с о м о с т ь.
сегодня пятница или суббота.
потоки космоса быстро несут так.
система связи не работает.
уже как трое суток.
трое суток.

21:52 

сентябрь — это тёплый свитер на всякий случай,
это играйся с ближними, но не мучай,
это город, хмельной и гулкий, как контрабас;
наши неудачи нас чему-нибудь да научат,
только не в этот раз.

разлюбить — это соблюсти по всем правилам строгий пост,
от всего отказавшись, уповать на духовный рост,
это вопрос терпения и дисциплины;
одинокий как перст становится пуст и прост,
и сердце его податливо, будто глина.

осень еще золотит дома, но уже рукава натягивает на пальцы,
наставляет: ни о ком не жалеть, не привязываться, не возвращаться,
опекает новоявленных разлюбивших, чертит вокруг них круг,
подливает в стакан, вытаскивает на танцы;

утешает: счастье вздумало уходить по-английски и потом появляться
без предупреждения, без расписания,
вдруг.

22:34 

если он позовет- я мгновенно отправлюсь в путь.
сквозь столетья и мили услышу его слова.
наши руки должны сомкнуться когда-нибудь.
может быть, я поэтому
все еще здесь.
жива.

22:32 

какой смысл
ломать эту комедию,
если всё равно однажды
дождливым утром
мы наберём давно стёртый
с телефона, но навеки оставшийся
в нашей памяти номер,
и виноватым продрогшим голосом
признаемся:
«а знаешь, без тебя как-то не клеится...».

22:20 

очень нужно уже приучить себя быть счастливой:
засыпать легко,
не перебирать воспоминания до рассвета,
пить кофе утром без сахара,
говорить красиво,
писать красиво,
и никого, никого не корить за это.

очень нужно приучить себя быть до края,
быть сейчас и здесь,
наполненной и прекрасной.
очень нужно хотя бы пробовать жить играя
в реальность,
не ежеминутно, но ежечасно,

проверяя на прочность границы, стирая цели,
пробуя разное -
может хоть что-то выйдет?
очень нужно приучить себя успевать, то что не успели
другие
и видеть то, что они не видят.

очень нужно хотя бы пробовать быть счастливой,
чтобы детям своим
улыбаться легко и гордо.
я уже умею - смотри - говорить красиво,
писать красиво.
не умею одно: не любить тебя,

это то все и портит.

22:17 

мальчик без имени, фамилии, отчества -
врожденное одиночество.
с губами, как лучшее полусладкое.с глазами - безумное творчество.
любовь для него - притворство.( я зову его черствым ), обижается.
возомнил себя взрослым.
*
мальчик без имени, фамилии, отчества -
талантливое одиночество.
сплошное тщеславие,
толпы дурочек исполняют его пожелания.
целятся в мысли, в печальное детство,
а мне б пристрелить его прямиком в сердце.
чтобы не дергало и не ломало
от сообщений : "мне тебя мало".
"я тобой восхищаюсь".
с трудом улыбаюсь.
с ответом : не надо мне этого.
только люби меня.
самую малость.

23:04 

человека так просто сделать счастливым. спускаясь вечером в подземку и покупая билет, ты говоришь кассиру: «как поживаете? » а он тебе: «все в порядке. а вы? » и все. вы разошлись и никогда больше не встретитесь, зато вы накормили друг друга чем-то очень важным — небольшим куском внимания.

23:03 

тебя хоть там любят?
тебя хоть там любят? скажи мне не мучай.
тебя хоть там любят? запомни, послушай -
на всякий пожарный, на экстренный случай,
чтоб не было трудно : я вытрясла душу.

чтоб больше не думать и больше не помнить,
чтоб снова тревогой тебя не изранить.
я вытрясла душу в унынии комнат.

- о господи,дай мне короткую память!

тебя хоть там любят? лелеют? целуют?
тебя обнимают? ты счастлив? ты весел?
нет, нет, не печалюсь. нет, нет, не тоскую:
я вытрясла душу в унынии кресел.

не холодно хоть? не грустишь? не измучен?
зима говорят, будет нынче суровой.
на всякий пожарный, на экстренный случай -
я вытрясла душу в унынии слова.

чтоб больше не выглядеть слабой и скучной.
но помни: родных не бросают. не губят.
ну что же молчишь ты? скажи мне, не мучай –
_
тебя хоть там любят?
тебя хоть там любят?..

22:59 

"я тебя люблю." говорю равнодушно, без интереса.
просто нет сил и смысла с этим бороться.
ну и пусть у тебя другая сейчас принцесса.
я все равно буду высшей, сотворенной из воздуха.

и ты можешь думать, будто покорил меня, приручил.
на самом деле, я просто тебе позволила, поддалась.
мне словно сам всевышний тебя поручил.
надеялся, что справлюсь, а я сдалась.

..и в самых откровенных уголках души своей
до дрожи боюсь вспоминать,
что ты нужен мне, воздуха и воды сильней.
и за тебя свою никчемную жизнь готова отдать.

но при встрече..
"я тебя люблю". ужасно безразличным голосом.
ты все равно все знаешь.
и все равно пересекутся наши
параллельные
полосы.

22:58 

вы смотрели на меня
глазами синими.
вы не знали даже
моего имени,
но все же чертили
обещаний линии.
и все бы было ,
если бы мы были сильными.

от безысходности смысла
и до середины дна
я придумывал числа ,
вычисляя где там Луна.
здесь давно не включали звезды
- я их забрал себе
теперь они горят ночью
у меня на потолке.

и где там горели за любовь.
пеплом оставались только сильные,
а вы смотрели на меня глазами синими.

22:57 

никогда
никогда не увидимся:
эта зима погребет нас под слоем снега
года-под слоями пыли
однажды проснемся
и даже не вспомним,какими влюбленными были
и как ее звали
как ее звали,черт побери?
не вспомнишь уже,ищи или не ищи
в памяти воспоминания
о том,как уверенно шли,
пока не упали
пока под ногами не треснул предательски лед.
нет,мы не сломались,и нас не ломали
так вышло,что каждый всего лишь не тот
так часто бывает
и это однажды пройдет.
уже не увидимся
ночь в моем городе,
и город ложится спать,
выключая огни своих улиц:
никто не придет.
он,впрочем,не ждет тебя больше
теперь уже точно не ждет.

белый лист

главная